chi_ma (chi_ma) wrote,
chi_ma
chi_ma

«Оля» она же Зулихан Магомадова - это и есть снайпер с Евромайдана

Нашли иголку в стоге сена! МВД Украины предварительно опубликовало свой вывод о том, что к смертельным ранениям Сергея Нигояна и Михаила Хизневского, полученным ими на Грушевского, может быть "причастна" некая "женщина".

Оригинал взят у sokura в «Оля» она же Зулихан Магомадова - это и есть снайпер с Евромайдана
Оригинал взят у matveychev_oleg в «Оля» она же Зулихан Магомадова - это и есть снайпер с Евромайдана
Первой её сфотографироваала Елена Белозерская. Мило улыбающееся откушанное личико в хиджабе. И в бронежилете.

Facebook-сообщество "Є ЛЮДИ" называет её "Олей".

Якобы многодетная мать, волонтёр медслужбы из Бахчисарая. Замужем за бывшим чеченским полевым командиром.

Российские СМИ утверждают, что "Оля" учится на медика в Саудовской Аравии. Что она "снайпер" с опытом боевых действий, и вообще чуть ли не связной "Правого Сектора" с Докку Умаровым.

В свою очередь МВД Украины предварительно опубликовало свой вывод о том, что к смертельным ранениям Сергея Нигояна и Михаила Хизневского, полученным ими на Грушевского, может быть "причастна" некая "женщина".

Теперь появилось что-то похожее на интервью с этой загадочной личностью, где она фигурирует под именем Зулихан Магомадова. И при этом подтвержает (!) факт волонтариата "хирурга"-"чеченки" (Оли?), т.е. совершенно иной девушки.

А она не "хирург", она "снайпер"...

Зулихан: Тут – настоящая геополитическая битва, исход которой затрагивает и нас


"Я - Зулихан. Чеченка, ичкерийка, мусульманка... Мой герой - Джохар Дудаев. Антигерои - Путин и Кадыров" - так сама о себе написала Зулихан Магомадова в своем Журнале Зулихан в ЖЖ. Зулихан была замечена на киевском Евромайдане. "Это наша война. Потому что фронт сейчас здесь", - поясняет Зулихан.

На фото: Зулихан с мужем Абубакаром Магомадовым.


Не прошло и двух месяцев после старта Евромайдана, давно уже перешедшего в вялотекущий государственный переворот с уличными боями и закулисными парламентскими договоренностями, как широкой общественности через социальные сети вдруг стало известно о присутствии в центре Киева не только радикальных националистов "Правого сектора", но и чеченских врачей и снайперов.

Что до первых – на одной из фотографий с Майдана кто-то узнал молодую женщину-чеченку, которую, по разным данным, зовут то ли Айдат, то ли Аминой. В украинской столице она не туристка, а непосредственная участница событий, полевой врач. Не секрет, что в Доме профсоюзов, который взяли в аренду мирные оппозиционеры с самого начала является полевым штабом Майдана, развернут полноценный военно-полевой госпиталь.

Что до снайперов, так это заявил сам трижды бывший министр обороны Гриценко – мол, и на самом Евромайдане есть снайперы, и за его пределами, и снайперы эти гораздо более профессиональны и опытны, чем милицейские. Ну, ему лучше знать.

Одна из последних новостей прилетела от LifeNews – источник из российских спецслужб сообщил о том, что еще в декабре 2013 года на Украину прибыл десант из четырех инструкторов с Северного Кавказа. В их задачу входила быстрая подготовка специалистов для организации городского бунта. 115 человек были обучены по программе "бунтовщиков", еще из 10-ти инструкторы вылепили специалистов-организаторов массовых беспорядков, менеджеров бунтов.

О лагерях, где тренировались бойцы из рядов националистов, было известно еще с лета. Партия "Свобода" даже хвастанула этим в прессе и в социальных сетях – на фото бравые хлопы в камуфляже качали мускулы и тренировались наносить удары дубинками и прутьями.

Что теперь удивляться тому, что так называемый мирный протест к 19 января 2014 года перерос в уличные бои с участием подготовленных боевиков и профессиональных снайперов? Так и было задумано.

Под сурдинку евроинтеграции в Киев съехались те, кто не упускает любой возможности свести счеты с Путиным. Их главный враг – Путин, а украинская революция – это только способ досадить врагу. Особенно сейчас, когда весь мир, затаив дыхание, ждет – махнет ВВП шашкой, если на кону – Олимпиада, или..?

То, что на Майдане есть чеченцы, подтверждает не столько фотография Айдат-Амины, сколько размещенный в ЖЖ Журнал Зулихан Магомадовой, которая еще в ноябре вместе с мужем, как она сама признается, "на "революцию" поехали. Если дома как на кладбище, может, хоть где-то что-то получится по-другому".

Герой Зулихан – Дудаев, антигерои – Путин и Кадыров.

Зулихан замужем за Абубакаром Магомадовым, чеченским боевиком, ныне – председателем комитета по обороне и безопасности парламента непризнанной Чечении.

В 2010 году норвежская чеченская диаспора нашла Магомадова в турецком лагере  Beykoz для беженцев. Семья бывшего военного командира не имела права на медицинскую страховку и работу. Как считал сам Магомадов, Турция должна решить их проблемы.

В 2013 Магомадовы объявились "на революции".

На вопрос, зачем приехали в чужую страну, Зулихан всегда отвечает уклончиво – украинцы нам помогают, а мы – им; получится с Украиной – получится и с Россией.

– Как оценили обстановку в ноябре? Что бросилось в глаза?

– Тут был не один Евромайдан, а два: собственно, на Майдане – площади Независимости и соседней с ней Европейской площади. На Европейской митинговали политические оппозиционные силы и те, кто их поддерживает, а на площади Независимости – те, кто не хочет иметь ничего общего с политиками, потому что политики – продажные шкуры и могут пойти на компромисс с властью.

– Об украинском президенте вам что-нибудь известно?

– Нынешний украинский президент – в прошлом уголовник (мелкий грабитель), в настоящем – что-то вроде крупного уголовного авторитета, глава всех местных коррупционеров. В Европу, по-видимому, он никогда не хотел и в Россию тоже, потому что это для него риск потери личной власти и богатства. Но если все равно заставили выбирать – он смотрит, которое из соглашений обеспечит ему больший откат. Видимо, Путин предложил больше. Народ это понял – понял, прежде всего, мотивы эти, унизительные для страны и национального достоинства ее народа – и пошел бунтовать.

– А какой увиделась оппозиция? Яценюк, например?

– Из них троих он, похоже, самый умный и самый профессиональный политик. Внешне – лысый очкастый "ботан" с тонкой шейкой, за торчащие вперед передние зубы его дразнят "Кроликом". Шансов победить на честных президентских выборах из-за внешности не имеет никаких. При этом он человек не трусливый, достаточно жесткий и мстительный, но всегда будет ориентироваться на Запад и поддерживать прозападный либеральный имидж.

– Кличко?

– Фактурный двухметровый дуболом. Возглавил под него созданную партию под названием "Удар", которая сидит в той же электоральной нише, что и партия Тимошенко-Яценюка.

Кличко - еще более прозападный, чем Яценюк, в Европе его знают и любят. Слушать его выступления невозможно – ровным голосом повторяет одни и те же правильные никому не интересные вещи. Победить на честных президентских выборах может, поэтому власть всеми силами пытается снять его с выборов.

– Ну а для Тягнибока какая характеристика?

– Обаятельный и харизматичный, чем-то неуловимо неприятный. Радикальных выступлений и лозунгов себе сейчас не позволяет, потому что находится в коалиции с либеральными политсилами Яценюка и Кличко, от которых Европа требует не сотрудничать с фашистом Тягнибоком, но они все равно сотрудничают. Его политсила единственная собирает на митинги исключительно своих реальных сторонников (на митинги либералов выходят партийные функционеры плюс нанятая за деньги массовка) и единственная может устроить потасовку с ОМОНом. Президентом на честных выборах стать не может, так как на востоке страны его боятся. Есть правдоподобная версия, что именно Тягнибока действующий президент хочет вывести в свои конкуренты на следующих президентских выборах.

– Кто еще, кроме оппозиционных политиков, участвует в событиях с украинской стороны?

– Грантоедских общественных организаций здесь великое множество. Все на одно лицо, я их путаю. Молодых и не очень, вечно безденежных "профессиональных революционеров" немного, они похожи на своих коллег из России.

Есть еще боевики, которые ни во что пока не встревают, на митинги практически не ходят, тренируются и тихо ждут, когда начнется. С ними единственными можно нормально разговаривать – остальные слышат только себя.

– Одним из организаторов Майдана называли журналиста Мустафу Найема. Вы знакомы?

– Этот Мустафа произвел на меня негативное впечатление. Да простит меня Аллах, если наговариваю на человека, но я почитала в интернете его биографию, поговорила с теми, кто его хорошо знает, послушала его самого – и вот кажется мне, что человек в поте лица трудится двойным агентом – Запада и России. Он непримиримый оппозиционер и близок к прозападным грантоедским тусовкам – но при этом регулярно отмачивает что-то, что в интересах, мягко говоря, не Украины и даже не Запада.

– Первый штурм был 24 ноября. Штурмовали здание Кабинета министров. Участвовали?

– После огромного митинга Тягнибок повел своих сторонников штурмовать Кабинет министров. Там они очень неплохо подрались с ОМОНом. ОМОН применял газ и дубинки, а демонстранты повыковыривали плитку из мостовой и использовали ее как "оружие пролетариата". Было много дыма и газа.

Я, как королева, наблюдала за битвой с холма (напротив такой высокий холм, а на нем парк), а муж, естественно, полез в гущу событий. Ни с кем особо не дрался, но вытащил одного пацана и одну женщину из-под дубинок.

Пробиться в Кабмин не смогли, да, похоже, и не пытались особо. Попугать, наверное, хотели. Я этого не понимаю совершенно. Как по мне, или не лезь, или иди уже до конца. Пока в твоем распоряжении огромная толпа, захватывай правительственные здания (все это можно сделать быстро, потому что они там все рядом) и разговаривай с властью с позиций силы. Не готов на такие решительные действия – тогда не подставляй людей.

– В Киеве много говорят о российском спецназе.

–  Ходят слухи о переодетых российских военных, но мы считаем, что это неправда. На всякий случай, если они вдруг появятся – муж просил передать, что любой российский военный, пойманный в форме украинского военного или мента, находится вне закона, юридически не существует и на чье-то чистоплюйство может не надеяться.

– Когда вы окончательно определились, что украинский Майдан – это ваша война?

– Нам с мужем уже приходилось участвовать в чужих разборках, но раньше это чаще всего были разборки одних мерзавцев с другими мерзавцами, и это не продолжалось так долго. А тут – во-первых, настоящая геополитическая битва, исход которой затрагивает и нас. Во-вторых, искренние люди, которых очень много. В-третьих, рядом молодые ребята и девчонки, которые тебе доверяют, за которых ты как-то несешь ответственность. Мне даже страшно становится – если все-таки что-то всерьез начнется, мы же теперь уехать отсюда не сможем...

После ночных событий 30 ноября мы с мужем на всякий случай уже подготовились к "смене имиджа" и выглядим сейчас, как настоящие бандиты)). Муж на подъеме, очень довольный. Местные молодые ребята от него не отходят.

– А почему все же эта война – ваша?

–  Приехал Саакашвили, пошел на сцену выступать, а я слушала. И дошло до меня в этот момент, что мы здесь делаем.

То есть, я это и раньше знала, но не было времени сформулировать. А Миша – сформулировал.

Он выступал на украинском – изучил, когда в молодости учился в Киеве. И вот он сказал примерно следующее: что если Евромайдан победит и Украина окончательно уйдет от России, эре Путина придет конец, а Россия перестанет быть империей и станет национальным государством, у которого границы вместо окраин и партнеры вместо рабов. С такой Россией можно будет нормально дружить и сотрудничать. И что в школьных учебниках будет когда-нибудь написано, что Российская империя перестала существовать на Евромайдане.

– К сносу памятника Ленину руку приложили? Или только наблюдали?

– Это был настоящий народный праздник. Муж был на очередной встрече, а я тихо-мирно в тепле на штабе учила молодежь уму-разуму. Во время "перекура" один парень залез с мобилки почитать новости – и увидел, что только что снесли этого Ленина.

Как же мы туда бежали! 10-минутный кросс – мне это уже тяжеловато. Прибегаем – возле Ленина немыслимая толпа. Менты попрятались, а люди напирают, орут: "Янукович, ты следующий!". К поваленному памятнику не протолкаться – внешнее кольцо из журналистов, а внутреннее – из людей, которые хотят ударить по нему кувалдой. Дают всем.

– Ваши тоже дорвались?

– Мои ребята аккуратненько клинышком все-таки распихали эту толпу и завладели кувалдой. Это надо было видеть. Несколько украинцев, два крымских татарина и один чеченец – по очереди бабах по нему: "За голодомор!", "За депортацию!", "За деда расстрелянного!". Вылезли они оттуда довольные, и преподносят мне подарок – маленький кусочек красного гранита )) Этот Ленин, говорят, из какого-то очень ценного гранита был сделан – того самого, из которого мавзолей в Москве. Жива буду, иншаАллах, сохраню.

Казалось бы – что мне этот памятник в чужом городе? Но я так радовалась! Потому что у нас, когда Москва потребовала подчиниться, тоже первым делом снесли Ленина. И тоже все правильно поняли.

– Столкновение толпы с милицией 10 декабря. Говорят, вы слушали по рации милицейские переговоры?

– Периодически со сцены сообщали, на каком направлении началась атака. Все свободные мужчины и самые безбашенные из женщин бежали туда. И самое главное – людей постоянно становилось все больше. Многие, кто ночевал дома в эти дни, ставили будильник, каждый час просыпались и смотрели новости. Узнав, что начался разгон, хватали такси и ехали на Майдан, перед этим не забыв позвонить в двери соседям, чтоб соседи тоже ехали. Муж говорит – в какой-то момент почувствовал, что упираться и давить становится легче – а это люди сзади подпирают, новоприбывшие... Я в это время лазила по верхам с рацией, настроенной на ментовскую волну, и слушала, не готовят ли они какие-нибудь подлости. Если бы они начали массово избивать людей – мы бы их обязательно чем-нибудь неприятным угостили сверху. АльхамдулиЛлах, обошлось.

– Вы называете Сашко Билого, командира отряда УНСО в Ичкерии, легендарной личностью. Но разве это нормально, когда православный человек убивает своих же собратьев по вере?

– Сашко Билый – не единственный православный, убивавший православных. Тем более, что та война, по крайней мере, для неисламской стороны, не была войной за веру.

Ислам не принял пока, к сожалению. Первая чеченская, в которой участвовал Билый, закончилась нашей победой. Насколько я знаю, все или почти все возглавляемые им операции были успешными.

– Билый – участник нынешних киевских событий.

– Вот поэтому мы сейчас здесь. Муж сказал Билому, что, как ни крути, это наша война. Потому что фронт сейчас здесь.

– Но фронт невозможен без воюющих сторон. Что, если власть не станет воевать?

– Майдану, как воздух, нужна подпитка, нужны какие-то победы – но приказа на штурм правительственных зданий и т.п. никто не отдаст, потому что все лидеры смертельно трусят и не знают, как выпутаться из этой ситуации. За слив Майдана власть сейчас предлагает буквально каждому, кто имеет хоть какое-то влияние, огромные деньги. И все очень хотят их взять и слить Майдан, но не знают, как это сделать, потому что если просто призвать людей разойтись – люди пошлют политиков подальше и не разойдутся, задор в них еще силен. Но так не может продолжаться вечно. Деньги будут получены, основная часть Майдана разойдется, остальных разгонят.

Если не наступление – значит, нужна какая-то атака со стороны властей. Нужна новая попытка штурма или разгона. А власть ее не делает. И это самое страшное.

Всегда знала, что революция без вождя обречена на поражение. А у них нет вождя. Решительного, обозленного и готового на все. Который не возьмет подачку в несколько миллионов "зеленых", потому что слава и месть для него слаще денег и дороже собственной жизни.

Верите, все эти дни, что мы здесь, было очень плотное общение с самыми разными людьми, но ни одного порядочного политика, или хотя бы видного общественного деятеля я здесь не увидела. Крупные хамы у власти и мелкие жулики в оппозиции – весь спектр. Народ, вернее, активная его часть, на голову выше своих лидеров.

– Ну а ваша роль здесь в чем?

– Мы просто делаем свою работу и пытаемся не обращать на это все внимание. Нам нравится здесь. Мы готовы рискнуть жизнью за эту страну. Причем совершенно бесплатно. И таких здесь много. Но дайте же нам ситуацию, а не продавайте людей за деньги, подонки вы эдакие.

– Татьяну Черновол знаете?

– Крутая девчонка, абсолютно бесстрашная, я ее знаю и помню еще по Ичкерии.

– Факельное шествие фашистов – как это вам?

– Красотища, я вам скажу. Идет по центральным улицам бесконечная колонна, тысяч десять народу – мужчины, женщины, дети, а над ними колышется море огня.
Нарядные такие, празднично одетые, многие с цветами. Орут: "Бандера, Шухевич – наши герои, они воевали за нас с тобою!" и "Свобода" придет, порядок наведет!".

В первой шеренге – девушка несет портрет Бандеры, по обе стороны от нее с факелами – дети и священники, за ними несут транспарант "Слава Украине! Героям слава!".

Впечатление очень сильное. Ух, прошлась бы я в такой колонне под нашими лозунгами, по городу Джохар...

На путинский фашизм, ребята, нужен другой фашизм. Добрякам его не победить.

– Как относитесь к тем, кого осудили за терроризм – дали по шесть лет тюрьмы?

– Наши юристы изучили дело, я сама тоже его изучила – в общем, оно полностью сфабриковано. Примерно так же, как это делается в России.

При этом парни ни разу не белые и пушистые. Они были членами руководства праворадикальной организации (скажем прямо – нацики), которая потихоньку готовила бойцов в близлежащих лесах и научилась сама добывать для себя финансирование. Они помогли одному бизнесмену победить на выборах мэра в небольшом городе под Киевом, оказывая ему "силовую поддержку" со всеми вытекающими, и после этого подгребли городок под себя. То есть, стали депутатами местного совета и начали развивать "свой" бизнес и гнобить "чужой".

Их бизнесополитическим конкурентам (а политика здесь – на 90% бизнес) не понравилось, что их оттерли от кормушки. Они проплатили кому следует, и против парней состряпали дело – что они якобы собирались взорвать никому не нужный коммунистический памятник, подбросили улики и закрыли. Здесь всегда так поступают, когда кто-то мешает.

– Участвовали в дальнейшем противостоянии возле Святошинского райотдела милиции?

– Киевляне тем временем, услышав, что горячо, рванули среди ночи к этому райотделу. Час прошел – их уже несколько тысяч. В конце концов, "беркутов" заставили снять маски, перефотографировали (они этого очень боятся) и прогнали сквозь "коридор позора", крича "Позор!" и плюясь в них. Конечно, имея такой перевес сил, их можно было просто, образно говоря, порвать. Но чертовы политики опять все испортили. Мы, как честные люди, приехали туда всей толпой среди ночи и были готовы решительно действовать в общих интересах. И тут узнаем, что этих ребят, которые "беркутам" колеса спустили, сами оппозиционеры скрутили и передали ментам. Типа, у нас мирный протест, а вы провокаторы.

Мы развернулись и уехали. Ничего страшного, подождем, пока их еще пару раз изобьют.

– Силовая часть Майдана – это кто и что?

– У нее как бы три крыла. Первое – официальная Самооборона Майдана, куда набрали всех желающих крепких молодых ребят. Самооборона подчиняется оппозиционному депутату Андрею Парубию. Он неплохой дядька, достаточно смелый и решительный, но в силу партийной дисциплины подчиняется Тритушкам. Поэтому до начала основных событий парни из Самообороны выполняли на мирном Майдане обычную работу охранников.

Второе крыло – "Правый сектор", объединение из нескольких молодежных националистических организаций, которые регулярно проводят "вышколы" – занятия по военно-спортивно-идеологической подготовке (как правило, не очень серьезного уровня) и мечтают о революции и партизанской войне. "Богатырей" они презирают и долго не шли на силовые действия просто, чтоб не навредить общему делу.

Ну, и люди вроде нас – отовсюду понемногу. Я не имею в виду приезжих – местных таких же здесь хватает.

У нас есть даже свой хирург – чеченка, кстати.

– Существует версия, что вы и такие как вы приехали на Украину для того, чтобы в нужный момент совершить серию терактов.

– Если бы я хотела совершить самоподрыв – зачем бы я ехала для этого в Украину? Мои главные враги не здесь, а для теракта не нужна политическая нестабильность. Наоборот, лучше, когда все спокойно, чтобы не ждали.

Националисты, с которыми мы тут тесно общаемся, благодарны нам за помощь – а так называемые "антифашисты" (диванные, конечно) имеют что-то против.

Я не собираюсь притворяться белой пушистой овечкой. Не буду врать, что если начнут стрелять, мы возьмемся за руки, зажжем фонарики и запоем печальную песню.
Но первыми мы не стреляем. По-моему, прошло уже достаточно времени, чтобы все могли в этом убедиться.

– Что собираетесь делать – власть в обмен на амнистию потребовала освободить захваченные здания?

– Даже если бы было желание – выполнить эти требования невозможно, потому что зима, холодно, и без захваченных зданий Майдан существовать не может. А если не будет Майдана – не будет и амнистии для заключенных. Более того, пересажают тех, кто не сидит сейчас.

Оппозиция отказалась выполнять требования власти. Власть опять запугивает чрезвычайным положением и прочими страшилками.

Настроение на Майдане боевое. Народ готовится воевать, с чудовищной скоростью обрастая всем необходимым. Половина уже в разгрузках и брониках, каждый третий – в солдатской каске. Остальные пока в пластмассовых строительных касках и разнообразных шлемах для занятий спортом.

Мальчишки из подростков-романтиков, играющих в зарницу, на глазах превращаются в солдат. У них такие глаза, что страшно становится – так смотрели наши братья, большинство из которых давно шахиды, иншаАллах.

– Вы тоже в бронежилете?

– Мне принесли броник. Примерила, вздохнула, сняла. Не могу. Все, что добавляет вес и сковывает движения – это не для нас.

– Считаете, власть будет выполнять требования, которые растут с каждым днем?

– Требований к власти еще много, главных два: освобождение и полное прекращение преследования повстанцев (сейчас по Украине около 250 пленных) и конституционная реформа, суть которой – максимально урезать полномочия Януковича. Понятно, что власть эти два требования выполнять не хочет и пытается перехитрить – чтобы сначала распустили Майдан (а потом можно будет обещанное не выполнять и отмотать все назад). Но прелесть этой власти в том, что ей абсолютно никто не верит. Поэтому –принцип бессмертного монтера Мечникова, который был согласен на разные варианты, но с одним условием – деньги вперед.

После выполнения главных требований Майдан может согласиться разблокировать улицы, но вряд ли разойдется до ухода от власти Януковича. Это, кстати, может случиться уже в нынешнем году – там какая-то хитрая штука с конституцией: если ее менять, то выборы получаются в этом году, а не в следующем.

Еще чуть-чуть дожать – и все. Получится свободная страна.

Может быть, здесь будет расти наш сын.

– Изменился ли Майдан за время вашего здесь "пребывания"?

– Майдан давно уже не такой, как раньше. Он похож уже не на цветочные клумбы под сильным ветром, а на гигантский муравейник – меньше символики, максимум слаженного непрерывного движения. Зайдешь в Дом профсоюзов – по лестницам вверх и вниз непрерывно ходят люди с озабоченными лицами – такие люди, которых в мирное время не бывает. Бойцы, медики, волонтеры, разносящие еду – все уже не бегают растерянно туда-сюда, как в первые дни, ища, чем можно помочь, и не понимая, куда, например, нужно отнести пустой ящик после того, как люди разберут из него бутерброды – сейчас каждый четко знает свои функции и выполняет их безошибочно.

Расходиться никто не спешит. Знают, что расслабляться рано.

На Майдане всего вдоволь – и еды, и теплых вещей, и дров, и медикаментов. Выдали нам, например, химические грелки – для рук, для тела, какие угодно. Держат тепло часов по шесть. Я очень расстроилась, их увидев, а муж вообще их отобрал у ребят и запретил пользоваться при плюсовой температуре.

Мы здесь тоже на месте. Не могу не похвастаться: один раз в разгар противостояния лично мне удалось переломить ситуацию в пользу повстанцев. Это самое важное и, может быть, единственно важное, что я сделала за эти два месяца.

– Как долго будут гореть покрышки?

– Сколько нужно, столько и будут гореть. Их же киевляне подвозят постоянно.

Правда, их за это ловят и бросают на два месяца в СИЗО. Но они, во-первых, все равно возят, во-вторых, уже есть патрули, которые отлавливают гаишников, которые мешают перевозить покрышки и все прочее.

Правда, сейчас покрышки не горят, перемирие. Но они уложены в ряд и приготовлены для быстрого поджога, если "Беркут" сунется.

–  А как к Ющенко относитесь?

–  Ющенко хотел в Европу, но Европа его не брала. Именно из-за его прозападной позиции. Ющенко был настолько прозападным, что в Европе не боялись, что если не подписать с ним ассоциацию, он уведет Украину в Россию. Европе ведь Украина не нужна совершенно, это для нее большие расходы и большая ответственность. Но Европе нужно не допустить усиления России за счет Украины. Поэтому с Януковичем были готовы подписать, но Путин его перекупил.

Никто не стыдится, в начале действительно выходили за Европу, вернее, не столько "за Европу", сколько "от России". А сейчас уже не за это стоят.

– То есть в Чечне порядок навели - теперь на Украине наводите?

–  Скорее в обратном порядке будет.

– Следующая ваша остановка – Дамаск?

– В зависимости от того, чем здесь все закончится.

– Как вас впустили, вообще, на Украину?

– Визы, билеты, границы... Это между государствами, которые не в состоянии войны, которые пускают граждан туда-сюда по внутренним паспортам и имеют протяженную границу. Зачем добавлять работу пограничникам на пропускных пунктах? У них ее и так хватает.

– Разве то, что происходит, можно назвать мирным протестом?

–  Все мирные протесты закончились после принятия законов о диктатуре. Все меньше фонариков (это с упорством ишака навязываемый певицей Русланой символ мирных протестов), все больше палок, бит и щитов. Молодежь на ходу учится всем этим пользоваться. Получается плохо. Но это не страшно. Если что-то вдруг начнется всерьез, для этого есть совершенно другие люди.

– Не опасаешься преследования со стороны украинских властей?

– Я надеюсь, что украинские власти не будут меня преследовать, поскольку не узнают о моем существовании. Или ты думаешь, что они блоги читают?

– Легко ли стать снайпером?

– Научиться искусству снайпера дома, живя в родном селе, ухаживая за детьми, младшими братьями и скотиной – невозможно. Этому можно научиться только в тренировочном лагере или непосредственно в боевом подразделении, и то далеко не сразу. Потому что предстоит выучить очень много вещей: правила маскировки, баллистику, кучу математических формул, азы взрывотехники и много чего еще. Плюс ежедневные практические занятия. Если все это не изучить - очень быстро погибнешь и других под удар подставишь.

Женщина физически слабее, хуже бегает, несет меньший вес, у нее медленнее реакция и Обыватель представляет себе работу снайпера примерно так: нашел укрытие, замаскировался, лежи и постреливай оттуда. На самом же деле, переходы, поиск и оборудование позиции - это адский труд, и в большинстве случаев после одного-двух выстрелов снайпер демаскирует свою позицию, и должен мгновенно сваливать оттуда на запасную, пока из минометов не накрыли или еще чего не случилось. Скорость и выносливость играют здесь огромную роль. А иногда видишь, что тебя пытаются обойти с тыла, и надо просто очень быстро убежать...

– А в Чечне как победить в конечном счете собираетесь?

– Нам в сложившейся ситуации остается только ждать сланцевой революции. Как только в Европе появится сланцевый газ, Рамзан Кадыров будет либо уничтожен, либо возглавит сепаратистское движение. Третьего не дано. А пока надо ждать, учиться, готовиться.


Оригинал взят у bloggnet_info





  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments